sassik (sassik) wrote,
sassik
sassik

О чём шум

Кто отменил спектакль в Омске — РПЦ или чиновники?

Омская мэрия отменила скабрезный спектакль из-за боязни повторить «Тангейзер»



Артур ШНИЦЛЕР

«Любовный хоровод»

Перевод с немецкого Юрия Архипова

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА:

ДЕВКА
СОЛДАТ
ГОРНИЧНАЯ
МОЛОДОЙ ГОСПОДИН
МОЛОДАЯ ДАМА
СУПРУГ
ГИЗЕТКА
ПОЭТ
АКТРИСА
ГРАФ




I. ДЕВКА И СОЛДАТ.

Поздний вечер. У моста через Дунай возле парка. Cолдат, насвистывая, возвращается восвояси.
ДЕВКА. Поди-ка сюда, херувимчик.
Солдат поворачивается на голос, но продолжает путь.
Не желаешь прогуляться со мной?
СОЛДАТ. А, стал быть, это я - херувимчик?
ДЕВКА. Знамо дело, кто ж еще. Ну, пошли, что ли, ко мне. Тут рядом.
СОЛДАТ. Некогда мне. В казарму надо!
ДЕВКА. Не убежит казарма. У меня-то, поди, получше.
СОЛДАТ (подходит поближе). Все может быть.
ДЕВКА. Тсс! Не услышал бы полицмен.
СОЛДАТ. Не смеши! Полицмен! Я и сам при оружии.
ДЕВКА. Ну, так пошли, что ли.
СОЛДАТ. Отстань, у меня нет денег.
ДЕВКА. Мне денег не надо.
СОЛДАТ (останавливается с ней под фонарем). Не надо денег? Кто ж ты тогда такая?
ДЕВКА. Мне платят штатские. А такие, как ты, могут и задаром.
СОЛДАТ. А, так это, стал быть, о тебе мне рассказывал Хубер.
ДЕВКА. Не знаю я никакого Хубера.
СОЛДАТ. Небось ты и есть. Забыла, что ли, в кафе он тебя снял, у речного вокзала.
ДЕВКА. Ну, кто меня там только не снимал, все не упомнишь...
СОЛДАТ. Ладно, пошли, только побыстрее.
ДЕВКА. Ишь ты — заторопился!
СОЛДАТ. А чего резину тянуть? В десять мне надо быть в части.
ДЕВКА. Давно служишь-то?
СОЛДАТ. Тебя не касаемо. Далеко до тебя?
ДЕВКА. Минут десять ходьбы.
СОЛДАТ. Не, для меня это, слишком. Ну-ка, чмокни сюда.
ДЕВКА (целует его). Вот уж люблю это дело, когда мне кто нравится.
СОЛДАТ. Мне-то что. Не пойду я с тобой - далеко.
ДЕВКА. Слышь, приходи тогда завтра под вечер.
СОЛДАТ. Лады. Давай адрес.
ДЕВКА. Да ведь обманешь, не придешь.
СОЛДАТ. Сказал - значит приду!
ДЕВКА. Слышь, если тебе до меня далеко, то, может, тут, а? (Показывает на Дунай.)
СОЛДАТ. То есть?
ДЕВКА. А чего - тут тихо... В такое-то время ни души.
СОЛДАТ. Не, не то.
ДЕВКА. Со мной везде - то. Ну, давай, а? Кто его знает, что там завтра, еще будем ли живы.
СОЛДАТ. Ну, давай - только по-быстрому!
ДЕВКА. Поосторожнее, тут темнотища. Поскользнешься - и очутишься в речке.
СОЛДАТ. Может, оно и к лучшему.
ДЕВКА. Тсс! Да подожди ты маленько, сейчас тут скамейка будет.
СОЛДАТ. А ты, видно, в курсе.
ДЕВКА. Вот такого бы, как ты, - да в любовники.
СОЛДАТ. Поди надорвалась бы с таким-то.
ДЕВКА. Как бы сам не надорвался.
СОЛДАТ. Не смеши...
ДЕВКА. Да тише ты. Бывает, что он и сюда заглядывает, полицмен-то. Даже не верится, что мы тут, почитай, в центре города, а?
СОЛДАТ. Сюда давай, сюда.
ДЕВКА. Да ты что, спятил, поскользнемся - и оба в воде.
СОЛДАТ (хватает ее). Ну, что ли...
ДЕВКА. Только держись покрепче.
СОЛДАТ. Не боись...
ДЕВКА. А все-таки на скамейке было бы лучше.
СОЛДАТ. Один шут. Ну, лезь, что ли...
ДЕВКА. Куда ты все спешишь...
СОЛДАТ. Сказано, в казарму - и так уж небось опоздал.
ДЕВКА. Слышь, тебя как зовут-то?
СОЛДАТ. А тебе зачем знать?
ДЕВКА. А меня - Леокадия.
СОЛДАТ. Гы, ну и имечко - сроду не слыхал.
ДЕВКА. Эй!
СОЛДАТ. Ну, чего тебе?
ДЕВКА. Дал бы хоть шестикрейцеровик - а то дворник не пустит!
СОЛДАТ. Гы! Нашла крайнего. Ну, проще давай! Леокадия...
ДЕВКА. У, паразит! Прощелыга! (Остается одна.)

II. СОЛДАТ И ГОРНИЧНАЯ

Венский парк Пратер. Воскресный вечер. На дорожке, ведущей от поляны с закусочными в темные аллеи; здесь еще слышна нестройная музыка, доносящаяся с поляны, в том числе "пятикрейцеровик ", популярная полька, исполняемая на духовых инструментах.
ГОРНИЧНАЯ. Вы мне скажете наконец, куда это вас так тянет.
Солдат глуповато и смущенно смеется.
Было так замечательно. Люблю танцевать.
Солдат внезапно обнимает ее за талию.
(Не сопротивляясь.) Но теперь-то мы не танцуем. Зачем же вы держите меня?
СОЛДАТ. Как звать-то? Кати?
ГОРНИЧНАЯ. У вас на уме одна Кати.
СОЛДАТ. А, знаю, знаю... Мария?
ГОРНИЧНАЯ. А тут, знаете ли, темно. Прямо страшно.
СОЛДАТ. Со мной не страшно. Мы, слава тебе, люди те еще!
ГОРНИЧНАЯ. Но куда мы идем? Тут же никого нет. Пойдемте назад, а? Страсть как темно!
СОЛДАТ (затягивается сигарой, так что кончик ее становится красным). Ничего, посветим! Гы-гы! Ах ты, милашка!
ГОРНИЧНАЯ. Ой, да что вы делаете? Если б я знала!
СОЛДАТ. Черт меня побери совсем, фрейлейн Мари, если сегодня у герра Свободы был хоть кто-нибудь пышнее вас.
ГОРНИЧНАЯ. А вы что, со всеми так пробовали?
СОЛДАТ. Ну, когда танцуешь-то — обращаешь внимание. На многое! Гы!
ГОРНИЧНАЯ. Но с этой кислорожей блондинкой вы танцевали чаще, чем со мной.
СОЛДАТ. А, это одна старая знакомая одного моего друга.
ГОРНИЧНАЯ. Этого капрала с закрученными усами?
СОЛДАТ. Да нет, того, в гражданском, что сидел сначала за моим столом — ну, хриплый такой.
ГОРНИЧНАЯ. А, знаю, знаю. Такой наглый.
СОЛДАТ. Он что — приставал к вам? Ну, я с ним разберусь. Было что?
ГОРНИЧНАЯ. Ко мне — нет, но я видела, как он себя ведет с другими.
СОЛДАТ. А скажите, фрейлейн Мари...
ГОРНИЧНАЯ. Вы меня обожжете своей сигарой.
СОЛДАТ. Пардон! Фрейлейн Мари, давайте будем на ты.
ГОРНИЧНАЯ. Мы еще не настолько знаем друг друга.
СОЛДАТ. А-а, сколько на свете людей, которые терпеть не могут друг друга, а сами на ты.
ГОРНИЧНАЯ. В другой раз, может... Ой, да что вы, господин Франц...
СОЛДАТ. А, запомнили мое имя?
ГОРНИЧНАЯ. Ну же, герр Франц...
СОЛДАТ. Говорите просто Франц, Мари.
ГОРНИЧНАЯ. Ну, не будьте нахалом. Тсс, вдруг кто увидит.
СОЛДАТ. Даже если кто сюда и забредет — тут в двух шагах ничего не видно.
ГОРНИЧНАЯ. Но, ради Бога, куда мы тут попадем?
СОЛДАТ. Вон, видите, — такая же парочка, как мы.
ГОРНИЧНАЯ. Где это? Ничего не вижу.
СОЛДАТ. Да вон же... Прямо перед нами.
ГОРНИЧНАЯ. Как это — такая же, как мы?
СОЛДАТ. Ну, я в том смысле... Тоже любезничают.
ГОРНИЧНАЯ. Ой, да осторожнее, что же это — я чуть не упала.
СОЛДАТ. А, вот и забор уже.
ГОРНИЧНАЯ. Да не наваливайтесь так, а то упаду.
СОЛДАТ. Тсс, не так громко.
ГОРНИЧНАЯ. Ой, да что же вы делаете-то? Я сейчас закричу...
СОЛДАТ. Тут кричи не кричи — никто не услышит.
ГОРНИЧНАЯ. Так пойдемте назад, туда, где люди.
СОЛДАТ. Да на кой нам люди, Мари... для этого дела, гы.
ГОРНИЧНАЯ. Да господин же Франц, умоляю вас, Бога ради, ой, да если б я знала... о!.. о!.. Ого!..
СОЛДАТ (блаженно). Ну, с Богом, еще разочек... Гы.
ГОРНИЧНАЯ. Я не вижу твоего лица.
СОЛДАТ (блаженно). Ну, с Богом, еще разочек… Гы.
ГОРНИЧНАЯ. Я не вижу твоего лица.
СОЛДАТ. Да на кой тебе лицо...
СОЛДАТ. Вы это, фрейлейн Мари, не лежите долго на земле.
ГОРНИЧНАЯ. Ну-ка, Франц, помоги мне.
СОЛДАТ. Давай, давай.
ГОРНИЧНАЯ. О господи, Франц.
СОЛДАТ. Ну что ты все заладила — Франц, Франц.
ГОРНИЧНАЯ. Ты плохой человек, Франц.
СОЛДАТ. Да уж. Погоди немного.
ГОРНИЧНАЯ. Ну, что теперь-то?
СОЛДАТ. Запалю только виргинскую — могу я себе позволить?
ГОРНИЧНАЯ. Ну и темнотища.
СОЛДАТ. Утром опять будет светло.
ГОРНИЧНАЯ. Ты хоть немного любишь меня, скажи?
СОЛДАТ. А ты что, разве этого не почувствовала, а, Фрейлейн Мари? Гы!
ГОРНИЧНАЯ. Да куда мы идем-то?
СОЛДАТ. Назад, куда ж еще.
ГОРНИЧНАЯ. Только не беги так, прошу тебя!
СОЛДАТ. Еще что? Не люблю шляться в темноте.
ГОРНИЧНАЯ. Скажи, Франц, ты меня любишь?
СОЛДАТ. Да я тебе только что сказал, что люблю!
ГОРНИЧНАЯ. Ну, поцелуй тогда!
СОЛДАТ (милостиво). Изволь. Во — опять музыку слышно.
ГОРНИЧНАЯ. А ты снова собрался танцевать?
СОЛДАТ. Ну! Почему бы и нет?
ГОРНИЧНАЯ. Мне пора домой, Франц. Меня уж ругают, поди, на чем свет стоит. Госпожа у меня такая... Ей бы только, чтоб все дома сидели.
СОЛДАТ. Ну, что ж теперь — ступай, коли так.
ГОРНИЧНАЯ. Я думала, вы проводите меня до дома, господин Франц.
СОЛДАТ. Чего, чего? До дома?
ГОРНИЧНАЯ. Знаете, одной возвращаться такая тоска.
СОЛДАТ. Где вы хоть живете-то?
ГОРНИЧНАЯ. Да тут недалеко — на Фаянсовой.
СОЛДАТ. Да? Вообще-то нам по пути тогда. Но мне еще рано... Сегодня времени у меня навалом, аж до двенадцати могу не возвра¬щаться в казарму. Так что пойду еще потанцую.
ГОРНИЧНАЯ. Понятно, теперь очередь этой блондинки с кислой рожей!
СОЛДАТ. Гы! Ну, рожа-то у нее не такая уж и кислая.
ГОРНИЧНАЯ. Господи, ну, какие же вы все мужчины... Ни одной, небось, не пропускаете, а?
СОЛДАТ. Не, это было бы слишком!
ГОРНИЧНАЯ. Ну хоть не сегодня, Франц, прошу вас... Сегодня пусть будет мой день...
СОЛДАТ. Ну, ладно, ладно. Но потанцевать-то еще можно.
ГОРНИЧНАЯ. Я сегодня ни с кем больше танцевать не буду!
СОЛДАТ. А вот и он... Ну, Свобода! Быстро мы добрались. И все эту играют... (Напевает.) Тара-рада, тара-рада... В общем так: подождешь меня — провожу, а нет — поке-дова...
ГОРНИЧНАЯ. Подожду.
Входят на танцплощадку.
СОЛДАТ. Вы это, фрейлейн Мари, закажите себе пива. (Блондинке, как раз проплывающей мимо в танце с каким-то парнем, очень галантно.) Смею просить вас, фрейлейн?..

III. ГОРНИЧНАЯ И МОЛОДОЙ ГОСПОДИН.

Лето, жаркий послеполуденный час. Родители уже на даче. У кухарки выходной. ГОРНИЧНАЯ на кухне пишет письмо солдату, своему возлюбленному. Раздается звонок из комнаты молодого господина. Она встает и идет в комнату молодого господина. Молодой гос¬подин лежит на диване, курит и читает французский роман.
ГОРНИЧНАЯ. Что вам угодно, господин?
МОЛОДОЙ ГОСПОДИН. Ах да, Мари, верно, ведь я звонил, да... Что же я бишь хотел? Ах да, опустите шторы, Мари... Все-таки будет попрохладнее, с опущенными... вот...
Горничная подходит к окну и опускает шторы.
(Снова читает, потом.) Вы что делаете, Мари? Ах да. Но теперь мне ничего не видно — читать невозможно.
ГОРНИЧНАЯ. Господин всегда такие прилежные.
МОЛОДОЙ ГОСПОДИН (благородно пропускает комплимент мимо ушей). Ну, пусть так, хорошо.
Мария уходит. Молодой господин пытается снова читать; роняет книгу, опять звонит. Входит Горничная.
Да, Мари... Что я хотел сказать... Ах да, есть в доме коньяк?
МОЛОДОЙ ГОСПОДИН. А у кого же ключ?
ГОРНИЧНАЯ. Ключ у Лины.
МОЛОДОЙ ГОСПОДИН. Кто это — Лина?
ГОРНИЧНАЯ. Кухарка, господин Альфред.
МОЛОДОЙ ГОСПОДИН. Ну, так скажите ей, этой Лине.
ГОРНИЧНАЯ. У Лины выходной сегодня.
МОЛОДОЙ ГОСПОДИН. Ах, так...
ГОРНИЧНАЯ. Может, принести господину из кафе?
МОЛОДОЙ ГОСПОДИН. Ах, нет. Не надо коньяка. И без того жарко. Знаете, Мари, принесите мне лучше стакан воды. Да, Мари, только спустите воду, чтобы была холодная.
Горничная уходит. Молодой господин провожает ее взглядом, в дверях Горничная оборачивается, Молодой господин смотрит мимо нее. Горничная открывает кран, спускает воду. Тем временем она заходит в свою каморку, моет руки, поправляет перед зеркалом свою наколку. Потом приносит Молодому господину стакан воды. Подходит с ним к дивану. Он приподнимается на диване, она подает ему стакан, их пальцы соприкасаются.
Да, спасибо. Так, ну что же вы, будьте же внимательнее, поставьте стакан снова на поднос... (Опять ложится и вытягивается на диване.) Который час?
ГОРНИЧНАЯ. Пять часов, господин.
МОЛОДОЙ ГОСПОДИН. Ага, пять. И то ладно.
Горничная уходит, в дверях она оборачивается, замечает, что Молодой господин провожает ее взглядом, и улыбается. Молодой господин лежит какое-то время на диване, потом вдруг встает. Подходит к двери, возвращается к дивану, снова ложится. Пытается читать. Через несколько минут снова звонит. Горнич¬ная появляется, не скрывая улыбки.
Да, Мари, что я хотел вас спросить. Доктор Шюллер не заходил сегодня?
ГОРНИЧНАЯ. Нет, сегодня никого не было.
МОЛОДОЙ ГОСПОДИН. Как странно... Точно не заходил? Вы вообще-то знаете доктора Шюллера?
ГОРНИЧНАЯ. Конечно. Высокий такой, с черной бородой.
МОЛОДОЙ ГОСПОДИН. Верно. Может, все-таки заходил?
ГОРНИЧНАЯ. Нет, не заходил.
МОЛОДОЙ ГОСПОДИН (решительно). Подойдите сюда, Мари.
ГОРНИЧНАЯ (подходит чуть ближе). Да, что вам угодно?
МОЛОДОЙ ГОСПОДИН. Ближе... Вот так... да, я только подумал...
ГОРНИЧНАЯ. Что вы подумали?
МОЛОДОЙ ГОСПОДИН. Подумал... подумал... Ах да — насчет вашей блузки... Что это за фасон... Ну, подойдите же поближе. Ведь я не кусаюсь.
ГОРНИЧНАЯ (приближаясь). А что такое с моей блузкой? Вам не нравится?
МОЛОДОЙ ГОСПОДИН (трогает блузку, привлекая к себе Горничную). Голубая? Очень приятный голубой цвет. (Просто.) Вы хорошо одеваетесь, Мари.
ГОРНИЧНАЯ. Но, господин...
МОЛОДОЙ ГОСПОДИН. Да, а в чем дело?.. (Расстегивая ее блузку, деловито.) У вас красивая белая кожа, Мари.
ГОРНИЧНАЯ. Господин мне льстят.
МОЛОДОЙ ГОСПОДИН (целует ее в грудь). Так ведь не больно?
ГОРНИЧНАЯ. О нет.
МОЛОДОЙ ГОСПОДИН. Вы вздыхаете? Почему вы вздыхаете?
ГОРНИЧНАЯ. О, господин Альфред...
МОЛОДЙ ГОСПОДИН. И какие у вас чудесные пантофли...
ГОРНИЧНАЯ. Но господин... если вдруг позвонят...
МОЛОДОЙ ГОСПОДИН. Кто это вдруг позвонит?
ГОРНИЧНАЯ. Кроме того... еще так светло...
МОЛОДОЙ ГОСПОДИН. Меня вы можете не стесняться. Да и кого вам стесняться — при такой красоте. Нет, право, Мари, вы просто... Знаете, даже волосы ваши пахнут так чудесно...
ГОРНИЧНАЯ. Но господин Альфред же...
МОЛОДОЙ ГОСПОДИН. Ну, чего там чиниться, Мари... Я ведь уже видел вас в другом виде. Вернулся на днях домой ночью, пошел за водой, а дверь в вашу комнату стояла открытой, ну и...
ГОРНИЧНАЯ (прячет лицо). О господи, вот уж не думала, что господин Альфред способны на такое.
МОЛОДОЙ ГОСПОДИН. Да, и я много чего увидел — тут... тут... и тут...
ГОРНИЧНАЯ. Но господин Альфред!
МОЛОДОЙ ГОСОПДИН. Давай, ну, иди же... вот так...
ГОРНИЧНАЯ. Но если вдруг кто-нибудь позвонит...
МОЛОДОЙ ГОСПОДИН. Да ладно, перестаньте... Не откроем — и все...

Раздается звонок.
МОЛОДОЙ ГОСПОДИН. Черт побери... И какой поднял шум... Наверное, давно зво¬нит, да мы ничего не слышали...
ГОРНИЧНАЯ. О, я все время прислушивалась.
МОЛОДОЙ ГОСПОДИН. Ну так пойдите хоть посмотрите — через замочную скважину.
ГОРНИЧНАЯ. Господин Альфред... нет, какой же вы все-таки... нехороший...
МОЛОДОЙ ГОСПОДИН. Прошу вас — взгляните...
Горничная уходит. Молодой господин быстро поднимает шторы.
ГОРНИЧНАЯ (снова появляется). Уже ушел. Никого нет. Может, это и был доктор Шюллер...
МОЛОДОЙ ГОСПОДИН (с досадой). Что уж теперь. (Отстраняясь от горничной, которая подходит к нему.) Да, вот что, Мари. Схожу-ка я в кафе.
ГОРИНЧНАЯ (с нежностью). Как, уже, господин Альфред?..
МОЛОДОЙ ГОСПОДИН (строго). Пойду, да. Если зайдет доктор Шюллер...
ГОРНИЧНАЯ. Сегодня-то он больше не зайдет.
МОЛОДОЙ ГОСПОДИН (еще строже). Если зайдет доктор Шюллер, то... то я в кафе.
Уходит в другую комнату.
Горничная берет со столика одну из сигар, вставляет ее в рот и уходит.

IV. МОЛОДОЙ ГОСПОДИН И МОЛОДАЯ ДАМА
.....

дальше - здесь ( в ЖЖ не влазит. Сохранил на облако )



Tags: 1900-е, 2010-е, Австро-Венгрия, Россия, задолбали, злодеи, сцена, шедевры мировой литературы, шозанах
Subscribe
promo sassik september 20, 14:17 45
Buy for 10 tokens
Военнослужащие итальянского кавалерийского полка "Пьемонтской Кавалерии" (2º) / Reggimento "Piemonte Cavalleria" (2º) , приблизительно 1913-1915 годы. Вооружены ( огнестрел ) - 6,5 мм карабинами Carcano M91 Moschetto da Cavalleria . Зачехлённый…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 43 comments